Theodor Bastard

Мёртвая кукла на сцене. Машинерия больного города. Странная и страшная фигура с клювом, будто бы преследующая героя.

Думаете, мы про «Мор»? Нет; это образный ряд мультфильма «Пустота», снятого Колом Беловым на музыку Theodor Bastard в 2003 году. Мы увидели его, когда над «Мором» ещё только велись работы — и сразу почувствовали родство. «Мы действительно делали нашу игру, ощущая, что и рядом с нами кто-то делает такие вот крутые, странные вещи: депрессивные, но при этом волшебные и, вопреки мрачности, внушающие неожиданное желание жить!» — говорит Николай Дыбовский — и прибавляет, что не раз возвращался к этому мультфильму, подзаряжаясь от него вдохновением.

Правда, тогда дальше одного мультфильма у нас дело не пошло. Но когда — уже в 2016-м — возможность поработать с Theodor Bastard снова сверкнула в нашем поле зрения, мы были к ней готовы. И с радостью за эту мысль ухватились.

 

«Люди, танцующие перед лицом смерти»

Группа Theodor Bastard была основана в 1996 году в Санкт-Петербурге и с тех пор успела записать полтора десятка альбомов. Они играют на самых удивительных инструментах, от окарины, маримбы и уду до арфы и диджериду; поют в том числе и на фантастических языках вроде ацтекского и старонорвежского. В своём подходе к музыке они напоминают нам заклинателей. «Музыка — это ведь самая настоящая магия, — говорит Фёдор Сволочь, гитарист и лидер коллектива. — Ни один маг не объяснит магический процесс».

А значит, о чём именно играют и поют Theodor Bastard, каждый решает сам. В одном интервью Фёдор сказал: «Мы — люди, осознающие смерть и перед лицом смерти танцующие» — и заметил, что «смерть всегда с тобой рядом».

Новый «Мор» — игра как раз об этом: о смерти, которая ходит за нами с самого рождения, и о том, как с ней поступать. Как достойно выдержать её испытание. Может, для этого в самом деле нужно танцевать?

Мы делаем новый «Мор», чтобы найти ответ на этот вопрос. И полагаем, что музыка — и взгляд на вещи — Theodor Bastard способны нам в этом помочь.

 

Сотрудничество

Идея этого сотрудничества сразу пришлась по душе обеим сторонам — не зря же она витала в воздухе. Композитор «Мора» Василий Кашников принялся обдумывать, как встроить музыку Theodor Bastard в повествование — скорее всего, та будет звучать в самые острые, кульминационные моменты, как в «Мраморном гнезде». Основную же часть звукового оформления игры сделает сам Василий.

«„Мор“ — это не просто игра, это целая альтернативная вселенная, — говорит Фёдор. — И этот подход нам очень импонирует. Фантастические миры — это часть и нашего творчества».

Чтобы погрузиться в мир «Мора» в полной мере, музыканты даже отложили запись альбома, над которым работали.

Дело мы имели с материями, трепетными и важными для всех участников процесса; со смыслами, в которые вкладывали душу, — но процесс наладился быстро. «Когда Фёдор присылал очередной набросок, мы с ним созванивались или списывались; обсуждали, как узнаваемое звучание группы могло бы встроиться в игру, и прикидывали возможные ситуации, к которым подошла бы ещё не написанная музыка, — рассказывает Василий. — Одним из главных условий нашего сотрудничества было сохранение самобытного звучания коллектива, и поэтому следовало довольно тщательно подходить к творческим задачам, которые мы перед собой ставили, чтобы не нарушить атмосферу и дать реализоваться возможностям Theodor Bastard».

«Я рад этому сотрудничеству, — прибавляет он, — и рад возможности сделать „Мор“ музыкально богаче. Мне кажется, это богатство пойдёт ему на пользу. Ну а в том, что мы с Theodor Bastard найдём общий язык, я с самого начала не сомневался».

 

Сейчас саундтрек к «Мору» от Theodor Bastard уже готов. В будущем он выйдет на цифровых носителях — а может, и на физических.

«Мне очень нравится то, что получилось, — говорит по этому поводу Николай Дыбовский. — Хотя вообще-то я доверяю звуковое оформление Василию. Но всё-таки точно знаю, что в одном драматическом месте хочу запустить начало Umbraya Erze…»

Удивительные, непривычные инструменты. Слова то ли непонятных, то ли несуществующих языков. Смутно шаманские — но всё же не совсем, назвать их сугубо шаманскими было бы упрощением — интонации вокалистки коллектива Яны Вевы.

Музыка Theodor Bastard как будто показывает клочок изнанки бытия.

И эта изнанка — того же цвета, что небо в «Море».

Наш арт-директор Meethos так проникся результатом совместной работы,
что организовал съемочную группу и снял полноценный клип на композицию Darkness